?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Александр Свищев, Вести

Мы ходим по кругу. Шестьдесят лет мы обсуждаем одни и те же проблемы и говорим одни и те же слова. И проблемы эти мы никогда не решим. Идеального решения просто не существует. Даже трансфер арабов не решит всех проблем. Самолеты все равно будут угонять.

Ничего нет нового под солнцем. Иногда происходит нечто, и люди говорят: «Вот новое!» А и это тоже уже было.

Сегодня население Израиля подвергается атакам палестинских повстанцев/террористов (ненужное зачеркнуть). На Сдерот и Ашкелон падают ракеты. Весь Израиль солидарен с жителями Сдерота. Тель-авивцы призывают их к стойкости, уговаривают не покидать город и успокаивают, что все не так уж и страшно («касам-шмасам»). Правительство неустанно думает о сдеротцах, хотя и не может быстро решить проблему. Такие серьезные проблемы не решишь за один день. Разве три года - это срок? Надо потерпеть. К концу февраля укрепят крыши на всех сдеротских школах и детских садах, и жить станет легче. Легче и веселее.

Некоторым кажется, что такого никогда не бывало. Но и это уже было.

Все пятидесятые, а частично и шестидесятые годы прошлого века - это время непрерывных атак арабских террористов. Отряды федаюнов. базировавшиеся в Египте (точнее, в Газе и на Синае) и Иордании (в Иудее и Самарии), постоянно проникали на территорию Израиля и убивали приграничных жителей, а сирийцы обстреливали пограничные кибуцы и рыбаков на Кинерете. И сделать с этим было ничего нельзя.

Иногда Израиль осуществлял ответные акции возмездия. Это не давало должного эффекта и вызывало возмущенную реакцию части израильского общества.

«Когда я выражал свое несогласие с ответными действиями, я думал об операции по ставшему уже привычным образцу - и этому сопротивлялся. Если бы у меня было хотя бы подозрение о масштабах этой бойни, я бы перевернул весь мир, но не допустил бы ее». Это запись в дневнике министра иностранных дел Израиля Моше Шарета по поводу операции в деревне Кибья 14 октября 1953 года. А вот что Шарет сказал на заседании правительства: «Операция в Кибье выставила нас перед всем миром как кровожадную банду, способную на массовые убийства, и это может привести к началу войны... То презрение и позор, которые мы заслужили в глазах всего мира в результате этой операции, мы не смоем в течение многих лет».

А вот запись Шарета в его дневнике по поводу операции ЦАХАЛа в районе озера Кинерет 11 декабря 1955 года: «Позор на весь мир! Снова создалось впечатление беспричинной кровожадности и умышленной провокации,ведущей к войне», И Шарет был не одинок в своем мнении. Газета «Гаарец» высказалась в своей статье еще резче по этому поводу. На статью ответил Давид Бен-Гурион в своем выступлении в кнессете 2 января 1956 года:

«Я знаю, что есть разница между владельцами и авторами уважаемой газеты и рыбаками на Кинерете. Владелец газеты - человек образованный, из известной семьи, видный бизнесмен, а рыбаки на Кинерете -простые рабочие люди, добывающие пропитание тяжелым трудом в водах Кинерета. Но израильское правительство обязано защищать и жизнь простого рыбака, честно выполняющего свою работу, и обеспечивать свои суверенные права на Кинерете не в меньшей степени, чем в Тель-Авиве... Некоторые люди, пытающиеся формировать общественное мнение из своих благоустроенных квартир в Тель-Авиве, не понимают элементарной и, может быть, трагической истины: без эффективной защиты границ Израиля не будет безопасности и для жителей Тель-Авива... Все мы, все жители страны, от Метулы до Эйлата, сидим в одной лодке, и у всех нас одна судьба».

Бен-Гурион был прав. Нои его противники были по-своему правы. Акты возмездия были неэффективны и действительно вели к войне. Эта война разразилась меньше чем через год -29 октября 1956 года - и продолжалась целых восемь дней.

После синайской кампании положение на юге существенно улучшилось. Но не кардинально - ведь Синай и Газу пришлось вернуть Египту из-за негативной реакции мирового общественного мнения. А войска ООН - это всего лишь войска ООН. И на севере пограничные поселения и рыбаки продолжали оставаться под непрерывным сирийским огнем. И были новые акты возмездия. И ничего не менялось. И конца и края этому не было.

Конец, он же край, наступил в 1967 году. После еще одной войны, длившейся целых шесть дней. Теперь израильские рыбаки смогли спокойно ловить рыбу. Зато все остальные граждане лишились возможности поехать в Дамаск и поесть там на базаре хумус. Правда, они и раньше не могли этого сделать, но ведь была же надежда. Кроме того, мы все превратились в оккупантов, и нам стало стыдно смотреть в глаза наших просвещенных европейских друзей.

О, эти шесть славных/позорных (ненужное зачеркнуть) июньских дней 1967-го! Решение большинства наших проблем, заря новой эры, возвращение на свою землю! Наш черный позор, корень всех проблем, причина ненависти арабов и презрения всего мира! ОККУПАЦИЯ!

Благодаря оккупации мы получили двадцать относительно спокойных лет. Террор, конечно, не прекратился, но уменьшился на порядок. Правда, из-за сложностей осуществления террора внутри Израиля арабы стали чаще угонять самолеты за его пределами. Разумеется, те, кто летает самолетами чаще, чем ездит в автобусах, были очень недовольны.

А в конце 1987 года началась интифада. И некоторые решили, что, выбросив из общей лодки поселенцев, можно решить все проблемы.

В результате мы снова вернулись в начало 1950-х. Новый Ближний Восток - это хорошо забытый старый Ближний Восток. Ближний Восток не меняется. И мы не меняемся. Перед нами стоят все те же проблемы. Мы подвергаемся рейдам федаюнов и обстрелам из палестинского «почти государства». Отвечаем актами возмездия. Плохо отвечаем; Ольмерту (как до него и Шарону) далеко до Бен-Гуриона, а Халуц - не Даян. Акты возмездия раздражают мировое общественное мнение и не дают должного эффекта. Раздражают они весь мир даже больше, чем прежде, ведь теперь любой европейский обыватель может видеть их последствия на экране своего телевизора. И тогда в отчаянии мы снова пытаемся заключить мирное соглашение. И оно, как обычно, не работает. И «кассамы» продолжают падать. И нет ничего нового под солнцем.

Обстрелы Сдерота не прекратятся, пока мы не вернемся в Газу и не возобновим оккупацию. В этом случае мы получим временную передышку. Но кардинально это проблемы не решит. Рано или поздно все начнется сначала.

Мне возразят, что мы не можем вернуться в Газу, мировое общественное мнение этого не допустит. Но и это тоже уже было.

«Мне кажется, что когда у нас говорят о будущей войне, то рассматривают ее как еще один этап Войны за независимость. А это не так? Предыдущая война началась не по нашей инициативе - инициатива принадлежала противоположной стороне. Это предопределило и нашу стойкость, и реакцию на эту войну во всем мире. Весь мир тогда знал, что мы ведем войну за свое спасение, войну за выживание, у нас нет иного выбора... Если же мы говорим о будущей войне, то она будет иной во всех отношениях. Мы не сможем, как бы ни старались и что бы ни придумывали, освободиться от обвинений в том,что война началась по нашей инициативе и из-за нас... У народа не будет ощущения, что не было выхода, что не было выбора... Может создаться положение, при котором и Америка, и Англия будут заинтересованы в том, чтобы очень основательно нас проучить, так как о нас все больше распространяется слава государства, которое считает, будто ему все позволено». - Из выступления Моше Шарета на заседании политической комиссии МАПАЙ 12 мая 1954 года.

Моше Шарет был прав. Но существовало и другое мнение.

«Отношения с зарубежными странами, при всей их важности, не должны определять наш путь. Может существовать нечто, что осложнит наши международные отношения. Ничего не поделаешь: есть вещи и поважнее». - Из выступления Давида Бен-Гуриона на политическом совещании 1 октября 1952 года.

И Бен-Гурион тоже был прав. Больше того, он даже не сказал ничего принципиально нового.

«Спасение нации - только в ее собственных руках, и если она на это не способна, ей невозможно помочь. Мы не сумеем построить наше будущее на терпимом отношении к нам. Мы достаточно навидались чужой терпимости и жизни евреев под опекой». - Из речи Теодора Герцля на Первом сионистском конгрессе.

Мы ходим по кругу. Шестьдесят лет мы обсуждаем одни и те же проблемы и говорим одни и те же слова. И проблемы эти мы никогда не решим. Идеального решения просто не существует. Даже трансфер арабов не решит всех проблем. Самолеты все равно будут угонять.

Правда, лично я летаю на них так редко, что как-нибудь переживу. Но я ведь не один в стране. И осуждение всего мира тоже будет - но оно все равно будет после каждого нашего выстрела, и будет усиливаться. Мирового осуждения нам не избежать. Даже если мы решим распустить государство и разъехаться в другие страны. Сначала весь мир закричит: «Ура!» и «Браво!», а потом посмотрит на толпы израильтян в своих странах и закричит нечто другое: «Евреи, убирайтесь в Палестину!» - как уже кричали в 1930-х годах. Но если мы уже вернулись в 1950-е годы, почему бы не пойти еще дальше - в 1930-е? Правда, во всех странах мы сегодня встретим все тех же арабов. И во Франции они станут любить нас ничуть не больше, чем здесь.

Такая уж у нас, евреев, судьба. И с этим ничего не поделаешь. Мы ходим по кругу, потому что наши проблемы не вовне, а внутри нас. От себя не убежишь. И непонимание того, что мы сидим в одной лодке, - это тоже наша внутренняя проблема. И жителям Сдерота она свойственна ничуть не меньше других. Почему тель-авивцы должны быть большими патриотами? Разве Сдерот не бросил на произвол судьбы Гуш-Катиф, разве многие его жители не проголосовали на выборах за Ольмерта и Переца? Признаюсь, этот факт мешает мне теперь им должным образом сочувствовать. И когда ливанские «скады» падали на «красную Хайфу», я тоже испытывал сложные чувства. Если Сдерот захотел откупиться от арабов Гуш-Катифом, почему бы Тель-Авиву не попытаться откупиться Сдеротом? И никто не сторож брату своему.

Мы ходим по кругу. И на этом круге мы приближаемся к новой войне - хочется надеяться, что к Шестидневной. И не претендуя на решение глобальных проблем, может быть, все же решим проблемы сегодняшнего дня?

То, на что был способен нищий и слабый Израиль 1950-х годов, под силу и нам. Мы ведь не стали слабее. Только своего Бен-Гуриона у нас сегодня нет. Но, может, он и не нужен? У него ведь тоже было множество недостатков.

Еще приблизительно лет двадцать без «кассамов» - это ведь не так уж и мало. Но придется мучиться совестью из-за оккупации. И лет через двадцать все опять повторится. И мы опять будем мучительно искать ответы на проклятые вопросы. И так до прихода Машиаха.

Вы говорите, что не хотите так жить? Тогда не живите.

http://www.isra.com/lit/item.phtml?id=29881

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
aviator9298
14 фев, 2007 13:09 (UTC)
Грамотно и убедительно, хотя в принципе ничего нового.
sentjao
14 фев, 2007 14:11 (UTC)
Да, хорошо написал.
( 2 комментария — Оставить комментарий )