?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Япония и евреи

ЯПО́НИЯ, островное государство в Восточной Азии. Вскоре после того, как в Японии побывали европейцы — португальские мореплаватели (1542), в Европе распространился (в том числе и среди евреев) слух, что японцы — потомки одного из колен исчезнувших. В конце 19 в. – начале 20 в. предпринимались попытки доказать это утверждение научным путем (горячим приверженцем и энергичным пропагандистом подобных теорий, не имеющих никакого отношения к действительности, был, в частности, шотландский миссионер Н. Мак-Леод, работавший в Японии в 1870-х гг.). Как предполагают некоторые ученые, среди португальских и голландских купцов, посещавших Японию во второй половине 16 в. – первой половине 17 в., могли быть и евреи; в любом случае, эти поездки прекратились в 1639 г., когда японские власти ввели почти полный запрет на въезд европейцев в страну. Вскоре после отмены запрета (1853) некоторое число евреев поселилось в портовых городах Японии. Так, в Йокохаме в 1861 г. обосновались два брата по фамилии Маркс, несколько позже — американский бизнесмен Р. Шойер, который в 1865–67 гг. возглавлял муниципальный совет международного сеттльмента в Йокохаме, выпускал газету «Джапан экспресс» — одно из первых в Японии периодических изданий на европейских языках. К концу 1860-х гг. в Йокохаме насчитывалось около 50 еврейских семей из Польши, а также (значительно меньше) из Великобритании и США. Был приобретен участок под кладбище и создано похоронное общество (см. Хевра каддиша); по некоторым данным, община построила синагогу и открыла еврейскую школу.

Тогда же евреи, в основном уроженцы России, появились и в Нагасаки; к концу 19 в. их численность составила около ста человек. Среди евреев было несколько прозелитов из японцев. В 1894 г. на средства богатого российского предпринимателя и финансиста М. Гинсбурга (родился в 1851 г. – умер не ранее 1920 г.) была построена синагога и приобретен участок земли под кладбище. В 1901 г. было создано Еврейское благотворительное общество, в 1902 г. — отделение Англо-еврейской ассоциации. Евреи занимались главным образом торговлей и снабжением российских торговых и военных судов, часто посещавших этот порт. С началом русско-японской войны (1904–1905) почти все евреи покинули Нагасаки; власти конфисковали здание синагоги (снесена после Второй мировой войны); некоторые обрядовые предметы из нее, обнаруженные позднее, были переданы еврейской общине Токио. Во время войны значительную финансовую помощь Японии оказали крупнейшие банковские дома США, принадлежавшие евреям. Так, Дж. Г. Шифф, возглавлявший банковский трест «Кун—Леб», 1 мая 1904 г. подписал с представителями японского правительства соглашение о предоставлении Японии кредита в пять миллионов фунтов стерлингов, а 10 мая — соглашение о предоставлении кредита на сумму десять миллионов фунтов стерлингов. «Кун-Леб» был первым зарубежным банком, предоставившим кредит японскому правительству на ведение войны. К. Такахаси, министр иностранных дел Японии, в воспоминаниях писал о причинах такого поведения Дж. Шиффа: «Очень настроен против России по причине своей национальности. Он просто негодовал по поводу обращения русского правительства со своим еврейским населением». Дж. Шифф был первым иностранцем, удостоенным особых почестей со стороны императора Японии. Банковские дома в США, принадлежавшие евреям, отказались предоставить кредиты России на ведение войны.

В начале 20 в. евреи жили также в городе Кобе (выходцы из Восточной Европы и с Ближнего Востока) и Токио (в основном политические эмигранты из Российской империи). Известный революционер-народоволец Б. Оржих (родился в 1864 г. – умер не ранее 1934 г.) в 1905 г. поселился в Нагасаки и создал в 1906 г. организацию по оказанию помощи русским политэмигрантам. После 1905 г. еврейские общины возникли также в Южной Маньчжурии, перешедшей под контроль Японии, в частности, в городах Дайрен (Дальний, ныне Далянь), Порт-Артур и Мукден.

В годы гражданской войны в России (1918–22) в Японию прибыло сравнительно большое число евреев-эмигрантов. В Йокохаме — основном перевалочном пункте на пути из Сибири в Китай, США, Канаду и Латинскую Америку — весной 1919 г. насчитывалось свыше тысячи евреев. М. Гинсбург построил в городе гостиницу «Хайас» (`эмиграционный дом`), в которой жили многие из эмигрантов и которая фактически была также еврейским культурным центром. Некоторые эмигранты осели в Японии, главным образом в Токио и Кобе; численность еврейского населения страны достигла нескольких тысяч человек.

В межвоенный период в Кобе действовали две синагоги (ашкеназов и сефардов), в Токио — одна. Несмотря на то, что японцы почти ничего не знали о еврействе и иудаизме (его даже образованные люди считали одним из ответвлений христианского учения; в значительной мере ситуация сохраняется и в начале 21 в.), в 1920–30-х гг. некоторые из них, преимущественно офицеры и солдаты японского экспедиционного корпуса, находившегося в 1918–22 гг. в Сибири, поддались воздействию европейского антисемитизма (его распространению способствовал также страх правящих кругов Японии перед левым радикализмом, прежде всего коммунизмом, главными носителями которого считались евреи). На японском языке стали выходить наиболее известные антисемитские книги, включая «Протоколы сионских мудрецов»; позднее к ним прибавились сочинения местных юдофобов. Наиболее активно такого рода литература издавалась начиная с 1936 г., когда Япония стала союзницей нацистской Германии. Поскольку японский антисемитизм носил чисто умозрительный, «интеллектуальный» характер, он ни в коей мере не отразился на положении живших в стране евреев.

Ряд офицеров армии и флота, чиновников японской администрации в Маньчжурии (в том числе полковник Т. Ясуэ — переводчик «Протоколов сионских мудрецов» на японский язык), уверовавших в антисемитские догмы о «мировом еврейском заговоре», о господстве евреев в финансовой сфере и средствах массовой информации свободного мира (в первую очередь в США), решили использовать «могущество» евреев в интересах Японии. После оккупации в 1931–32 гг. Маньчжурии, а в 1933–41 гг. — еще и некоторых районов Китая Т. Ясуэ и его сторонники заняли ответственные административные посты в оккупированных районах Китая и руководили политикой Японии в отношении евреев. Они хотели предоставить убежище в Маньчжурии тысячам еврейских беженцев из Европы, которые должны были сыграть решающую роль в экономическом развитии района. Японцы надеялись таким путем привлечь симпатии общественного мнения США и получить многомиллиардные кредиты на развитие Маньчжурии. Но среди представителей японской администрации в Маньчжурии были и сторонники политики сокращения еврейского населения Китая, находившиеся под влиянием русских фашистов. Однако в середине 1930-х гг. точка зрения Т. Ясуэ стала господствующей. Т. Ясуэ решительно выступил против антисемитских выходок русских фашистов и в конце 1937 г., вскоре после оккупации японскими войсками Шанхая, закрыл русскую фашистскую антисемитскую газету «Наш путь». В декабре 1937 г. при активном содействии Т. Ясуэ в Харбине был созван съезд еврейских общин Дальнего Востока, в котором участвовало около тысячи представителей Харбина, Мукдена, Тяньцзиня, Хайлара, Циндао, а также японского города Кобе. Большинство участников съезда были членами разных сионистских движений, в основном Бетара (подробнее см. статью Китай).

6 декабря 1938 г. на заседании, в котором участвовали пять министров правительства Японии, была выработана политика страны в отношении евреев в обстановке, которая сложилась после «Хрустальной ночи» (9 ноября 1938 г.), когда десятки тысяч евреев бежали из Германии и Австрии. Было принято решение разрешить тысячам еврейских беженцев приехать в оккупированный Шанхай и поселиться на территории международного сеттльмента, даже если они не имеют виз или других документов, разрешающих въезд в Японию или в Китай.

Когда в июне 1940 г. Литва была присоединена к Советскому Союзу, в Вильнюсе находилось много евреев, в том числе беженцев из Польши, которые хотели спастись от надвигавшейся войны и не оказаться на территории, занятой Германией или Советским Союзом. Среди них были раввины и ученики иешив из Мира, Барановичей и других населенных пунктов, члены сионистских организаций, писатели, журналисты, общественные деятели. Многим из них удалось получить визы на въезд в колонию Нидерландов Кюрасао от консула Нидерландов в Вильнюсе. Для проезда в Кюрасао консул Японии в Каунасе С. Сугихара (единственный японец, удостоенный Израилем звания праведника народов мира, см. Хасидей уммот ха-‘олам) выдал большое количество японских транзитных виз (не имея разрешения министерства иностранных дел), благодаря чему с октября 1940 г. по август 1941 г. в Японию выехали 3489 беженцев-евреев, из них 2178 из Польши. Некоторое число еврейских беженцев из Польши и Литвы получили транзитные визы от японских консулов в различных городах Советского Союза. В начале 1941 г. японское министерство иностранных дел разрешило евреям-беженцам остаться на территории Японии или в оккупированных Японией районах Китая. На Кюрасао обосновалось только несколько десятков евреев. Большинство беженцев было размещено в международном сеттльменте Шанхая, несмотря на возражения многих жителей сеттльмента, в основном граждан США и Англии.

После того, как в декабре 1941 г. Япония вступила во Вторую мировую войну и ее войска завладели международными сеттльментами Тяньцзиня и Шанхая, жившие здесь подданные государств антигитлеровской коалиции (в том числе и евреи) были интернированы; одновременно последовал арест и конфискация имущества нескольких харбинских евреев. 18 февраля 1943 г. под давлением Германии были заключены в гетто в Шанхае около пятнадцати тысяч евреев — беженцев из Германии, Австрии, Польши. Не были заключены в гетто русские евреи, не имевшие никакого гражданства, а также несколько сотен евреев-сефардов, в том числе те, которые были английскими гражданами. Гетто занимало небольшую территорию, вокруг него не было забора, охрану несли японские солдаты. Для выхода из гетто нужно было получить разрешение от японцев. Никаких акций, направленных на уничтожение или арест евреев, японцы не проводили, во внутреннюю жизнь гетто не вмешивались. Японцы не запрещали евреям создавать в гетто учебные заведения и различные учреждения культуры. В гетто ощущалась нехватка продовольствия, но японские власти не препятствовали международным еврейским организациям посылать туда посылки через нейтральные страны и оказывать денежную помощь.

Многие руководители Японии продолжали верить в миф о могуществе евреев и в конце 1944 г. – начале 1945 г. при помощи евреев Шанхая пытались вступить в мирные переговоры с США.

По окончании Второй мировой войны почти все евреи покинули Японию. В американских войсках, размещенных в Японии после ее капитуляции (сентябрь 1945 г.), а также среди чиновников оккупационной администрации было сравнительно много евреев, однако с отменой оккупационного режима (1952) они вернулись в США.

В 1970-х гг. – первой половине 1990-х гг. в Японии проживало около тысячи евреев (из них лишь около двухсот — постоянно); среди них преобладали представители международных финансовых и торговых корпораций, бизнесмены, журналисты. В середине 1970-х гг. в общине Токио было около пятисот человек (155 семей, из которых 76 имели американское гражданство, 38 — израильское), в общине Кобе — 82 человека (26 семей, большей частью сефардских). В середине 1990-х гг. в Токио действовали синагога (богослужения проводились только по субботам и в праздники), микве, хевра каддиша, еврейская воскресная школа (45 учащихся), курсы языка иврит и еврейских традиций (для взрослых). Кашерные пищевые продукты (см. Кашрут) доставлялись из-за границы. Община города входила во Всемирный еврейский конгресс, Ассоциацию еврейских общин бассейна Тихого океана и Бней-Брит, собирала пожертвования в пользу Израиля от имени Объединенного еврейского призыва. В общину Кобе (новая синагога была построена в 1969 г.) входило около семидесяти семей, в том числе тридцать пять — из Киото и Осаки. На военных базах США в Йокосука (близ Токио) и на острове Окинава богослужения проводили военные раввины (численность американских военнослужащих-евреев в Японии составляла сто–двести человек). В городах Кобе, Йокохама и Нагасаки сохранились старые еврейские кладбища. В стране выходило (особенно во второй половине 1980-х гг. – первой половине 1990-х гг.) сравнительно много книг юдофобского характера (японские власти не пытались запретить или ограничить распространение подобных сочинений). Для Японии характерным оставался феномен «антисемитизма без евреев»: часть японцев, не зная, чем еврейский народ отличается от других народов мира, убеждена, тем не менее, в том, что он является носителем зла и строит козни против их страны, причем эти негативные стереотипы явно имеют европейское происхождение.

Вместе с тем в послевоенный период многие образованные японцы, в том числе и некоторые члены императорской фамилии, стали проявлять доброжелательный интерес к истории и культуре еврейского народа; по инициативе историка М. Кобаяси, профессора престижного Университета Васэда (Токио), была создана Японская ассоциация еврейских исследований (с 1961 г. публикуются сборники ее трудов). В 1976 г. в Институте социальных наук Университета Васэда открылось отделение иудаистики (см. Наука о еврействе). Несколько японцев перешли в иудаизм (наиболее широкий резонанс вызвал в 1959 г. переход в иудаизм С. Коцудзи, принадлежавшего к роду жрецов национального японского культа синто). В Японии возникло также несколько протестантских сект и организаций, выступающих в поддержку Израиля и являющихся в большей или меньшей степени иудействующими. Самая крупная из них — макуя (японский перевод библейского термина охел мо‘эд — `шатер собрания`; см. Скиния), наиболее близкая к иудаизму, была основана в 1948 г. бизнесменом Икиро Тесимой (принявшим имя Аврахам), харизматическим лидером, которого его сторонники считали чудотворцем. Религиозная доктрина этой секты представляет собой сочетание евангелического протестантизма с учениями раввина А. И. Кука, М. Бубера и А. Хешела; ее приверженцы (их около пятидесяти тысяч в Японии, США, Бразилии, Мексике, Греции и других странах) рассматривают создание Государства Израиль и объединение Иерусалима как реализацию библейских пророчеств и считают, что переселение евреев в Эрец-Исраэль станет первым этапом становления Царства Божьего на земле. Сотни членов секты ежегодно совершают паломничество в Иерусалим, где устраивают яркое шествие; многие из них работают в киббуцах. Макуя оказывает Израилю финансовую поддержку, организует в Японии произраильские пропагандистские кампании (например, в 1973 г., после Войны Судного дня секта устроила в центре Токио массовую демонстрацию против «нефтяного шантажа» арабских стран, а в 1975 г. направила в Организацию Объединенных Наций петицию, в которой резко осуждалась резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, приравнивавшая сионизм к расизму). Секта издала первый иврит-японский словарь.

Другая подобная секта, церковь Софии — христианские друзья Израиля; ее члены молятся «за мир в Израиле и благо еврейского народа». В Японии действуют Ассоциация японско-израильской дружбы и Японско-израильская женская организация социальной помощи.

Первые дипломатические контакты между Японией и Израилем были установлены в 1952 г.; в декабре того же года в Токио открылось израильское представительство. В 1963 г. представительства Израиля в Японии и Японии в Израиле получили статус посольств; в 1970 г. между двумя государствами было заключено соглашение о взаимопомощи. Становление израильско-японских экономических связей шло медленно, главным образом из-за арабского бойкота. С 1973 г. Япония (почти вся энергетическая система которой работает на привозной нефти) занимала проарабские позиции. Лишь на рубеже 1980–90-х гг. подход Японии к ближневосточному конфликту стал более сбалансированным. В 1988 г. Израиль посетил С. Уно, министр иностранных дел Японии, а в 1992 г. министр иностранных дел Израиля Ш. Перес посетил Японию. В первой половине 1990-х гг. объем двусторонней торговли между Израилем и Японией неуклонно возрастал, развивалось экономическое и научно-техническое сотрудничество между двумя государствами. Из Израиля в Японию поставлялось химическое сырье и обработанные алмазы, из Японии в Израиль — промышленное оборудование, электроника и автомобили. Израиль — одна из немногих стран мира, имеющих положительный баланс торговли с Японией.
Япония. Электронная еврейская энциклопедия