peresmeshnik (peresmeshnik) wrote,
peresmeshnik
peresmeshnik

Categories:

Кто виноват. Что делать.

В последнее время, как заметили многие, в Израиле не всё в порядке. Цены растут и достигают заоблачных высот. Купить жилье могут считаные единицы. Простые люди уже перестали об этом думать. Налоги никуда не делись, наоборот, непрерывно растут.

Что происходит? Вы вообще-то задумывались, почему это так?

Когда-то Лондон был дорогим городом. Жилье, еда, всё вообще там было куда дороже, чем в Израиле. Существенно дороже. У, да там чашка кофе стоит 15 шекелей, говорили съездившие. Прошли годы. Чашка кофе в Лондоне так и стоит 15 шекелей, а в Израиле уже двадцать и больше. Как же так?


Я был в Лондоне. В Англии высокие налоги, вы знаете. Тем не менее, в целом цены в центре Лондона немногим отличаются от израильских. В Лондоне они ниже. Да и налоги, если подсчитать всё вокруг, тоже немного ниже. Как же так? В Англии ты понимаешь, за что платишь - красивейшая страна, поддерживаемая в чудесном состоянии. А Израиль? Глядя на состояние Тель-Авива хочется спросить: эй, что же это? Куда же уходят наши налоги? Я даже не говорю о таких местах, как Натания, центр которой выглядит жутковато.

Я часто слышу: у нас самая мощная армия на Ближнем Востоке. Мы должны защищать себя. Нас хотят уничтожить. Нужно собраться и... и платить. Потому что армия - это дорого. Ну да, армия это дорого. Однако со временем у меня начали появляться различные вопросы к нашей армии. Многочисленные. Например: многие мои знакомые служили. Большая часть была джобниками того или иного рода. Вопрос номер раз: зачем? Зачем армия призывает и содержит на службе за наш счет молодых и бестолковых подростков, работу которых могут с успехом выполнять профессионалы из частных компаний? Таким образом деньги, пусть даже собранные в виде налогов, вернутся обратно, снова обрастут налогами. Вопрос номер два: а нам действительно нужна такая армия? Давно ли у нас тут бегали с оружием? По большей части в нас пуляют ракетами, а мы в ответ пуляем самолетами. Правда. Мир изменился. Вопрос третий, не самым приятный: вы когда-нибудь задумывались над тем фактом, что генеральный штаб нашей армии стоит ровненько посередине гражданского города Тель-Авив? Причем прямо напротив огромного мола? Не кажется ли после этого странным обвинять палестинских боевиков в том, что они ныкаются среди мирного населения? Не говоря даже о таких мелочах, как нарушение Женевской конвенции. Хотя нет, стоп, я не об этом. Я о том, что все эти военные инфраструктуры зажирают огромные площади. Сейчас с этим начали разбираться. Не прошло и двадцати лет.

И наконец, самый существенный вопрос, связанный с армией: что за черт? Армия является самым крупным потребителем бюджета (наряду с Битуах леуми), но при этом её бюджет совершенно не прозрачный. Армия постоянно увеличивает свои бюджеты, год от года. На что? На безопасность (нас хотят уничтожить, помните? Не забудьте). Но как именно распределяется этот бюджет внутри армии? Неизвестно, вопросы безопасности. Но, скажете вы, министерство финансов знает, на что там уходят деньги? Нет, не знает. Армия подает общие отчеты, но подробности внутреннего распределения неизвестны. Понимаете? Но нас хотят уничтожить, поэтому денег на армию много не бывает. Наоборот, каждый год военные воют, что денег мало. И каждый год им увеличивают бюджет.

Да, насчет доступного жилья у меня тоже немало вопросов. Мне кажется очень странной та ситуация, что ежедневно я езжу из Тель-Авива в Кфар Сабу мимо нереального размаха незастроенных площадей, на которых можно построить еще один Тель-Авив, и при этом государство рассказывает мне, что у нас очень мало земли под застройку. Такое ощущение, что кто-то меня наёбывает, то ли правительство, то ли мои собственные глаза. Учитывая то, что около половины стоимости квартиры составляют налоги и стоимость земли, я склонен верить правительству, конечно.

Раз в пару месяцев я получаю счет за электричество. Глядя на него, я снова задаюсь вопросами: как же так, думаю я, получается, что год за годом я плачу всё большие и большие деньги? Почему? Мы же не США, в которых расстояния на порядок больше, чем у нас, то есть, электричество как инфраструктура обходится куда дороже - и прокладка, и поддержание, не говоря уже о стоимости всех материалов, которых нужно во много раз больше. И при этом электричество в штатах не дороже. А у нас Хеврат Хашмаль по уши в миллиардных долгах. Как так?

Особенно тяжело я задумываюсь, заправляя раз в неделю машину. Я помню, как офигивал несколько лет назад, когда за полный бак выкладывал по двести сорок шекелей. Сегодня ту же машину я заправляю на триста с хвостом, но офигивать или удивляться сил у меня уже нет. Сегодня я просто непрерывно размышляю, где мне взять на всё это деньги. В голове у меня при этом время от времени мелькает предательская по отношению к Родине мысль о том, что больше половины стоимости топлива составляют налоги.

Хорошо, думаю я, что хоть машины у нас дешевые. Уж дешевле, чем у некоторых. Я сейчас этих некоторых не упомню, но точно знаю, что они есть. Где-то там, в Скандинавии.

Но больше всего меня занимают не эти мелочные вопросы. Больше всего меня интересует простой вопрос: вот все эти деньги, которое собирает государство... Куда они деваются? Как же так выходит, что мы, являясь одной из наиболее обираемой налогами наций, не видим, как эти налоги возвращаются к нам? Наши города не становятся чище - тот же Тель-Авив нашел оригинальный выход из ситуации обветшания, штрафуя тех, кто не ремонтирует здания. Браво. Наши старики не становятся богаче - нет , они так же грустно собирают бутылки и просят милостыню. Наши школы не становятся просторней, вовсе нет. Норма учеников в классе доходит до сорока. Знаете, где еще можно найти такие переполненные школы? В Индии. Когда я рассказал своим калифорнийским приятелям об израильских школах, у тех был шок.

Наша медицина не становится лучше - нет, больницы переполнены, зарплаты врачей нищенские, и они в немалых количествах переезжают в другие страны, типа Австралии. То же с медсестрами. Поинтересуйтесь, для них в Австралии создана особая программа облегченной эмиграции.

Быть может, все эти деньги уходят на культуру? Не похоже. На развитие высшего образования? Нет, оно стремительно катится вниз в международных рейтингах и дорожает. На спорт? Не видно, но даже если и да - зачем? На ешиботников? Частично, но не всё, не всё! Столько даже они не отжирают. Так куда же?

И в связи с этим я чувствую себя униженным. Не злым. Не отчаявшимся. Просто униженным. Я плачу огромные налоги, в два раза выше, чем платил бы в США, и что взамен? Ничего. Я живу в два раза лучше, чем в США? Нет, в в разы хуже. Год от года моё положение, как и положение большинства моих родственников и друзей, становится тяжелей, в некоторых случаях я бы даже использовал слово "катастрофичней".

Но что я могу сделать? Могу ли я сказать: "эй, государство, ты слегка офигело. Твои услуги не стоят этих денег, поэтому я согласен платить тебе только 20 процентов от того, что плачу сейчас"? Нет, не могу. То есть, могу сказать, но не могу сделать: государство арестует мои счета, отберет мое имущество, и может, при желании, посадить меня в тюрьму. Мне говорят, что я могу принимать участие в демократическим процессе, и голосовать за те партии, которые наиболее близки моим политическим и экономическим убеждениям. Знаете, я наблюдаю за этим политическим процессом уже много лет, и он всегда происходит одинаково: очередной политик обещает сократить, починить, исправить, отменить, поставить на место и даже разрешить и поощрять. Затем он заключает политический альянс, получает министерское кресло, обычно никак не связанное с его предвыборной программой, и больше мы о нём не слышим. А если и слышим, то только в том духе, что все покинувшие Израиль в поисках длинного доллара или короткого евро - предатели Родины, и ему даже говорить противно об этих ничтожных людях. При этом он селективно забывает о своём негодовании, когда звонит в Америку, чтобы поздравить с получением Нобелевской премии израильтянина, уехавшего отсюда за длинным долларом. Потому что тут он не мог купить себе квартиру, как объясняет его жена в интервью журналистам. Но у политика резкий случай амнезии. Он не снимает трубку, чтобы выразить свое негодование предателю. О нет, он громко поет о великолепном израильском образовании.

И ничего не меняется. Ничего. Все страдают, плачут, но продолжают жрать кактус.

Ну хорошо, скажете вы, вот ты вывалил на нас груду тараканов, пепла и разбитых елочных игрушек - а что же делать?

У меня есть ответ. Но сначала пара простых аксиом.

Аксиома раз: наши отношения с государством, хотим мы этого или нет, это отношения "продавец - покупатель". При этом отношения максимально неравновесные: государство за свою цену продает нам свои же услуги. Цена не обсуждается. Набор услуг и их качество тоже - что есть, то и жрите.

Аксиома два: программист - один программист - создает четыре рабочих места. Не говоря уже о ста пятидесяти и более тысячах шекелей налогов, которые с него состригают в год. Думаю, что для других специальностей, требующих длительной учебы и специальных навыков, ситуация более-менее сравнимая.

Поэтому вот моё предложение: уезжайте. Уезжайте из Израиля. Уносите отсюда свои налоги. Уносите отсюда рабочие места. Это единственный аргумент, который рано или поздно сможет понять Израиль. Это единственное законное и болезненное для государства действие, которое вы можете предпринять. Двадцать тысяч уехавших с квалификацией уровня программиста увозят с собой три миллиарда недобранных налогов и 80000 рабочих мест. Если каждый работник из этих восьмидесяти тысяч не заплатил всего по тысяче шекелей налогов, то это уже восемьдесят миллионов. Учитывая, что многие из них получаю пособия от государства, дело легко добирается до полумиллиарда.

Голосуйте ногами. Только когда интеллектуальная элита этой страны покажет государству, что она думает о его, государства, поведении, появится шанс что-то изменить. Прекратите терпеть это ежедневное хамство со стороны правительства.

Я не верю, что хоть что-то еще сработает. Наше государство не слышит нас. У нас нет способов достучаться до него. Мы дойные коровы, которых надо выдаивать ровно до той степени, чтобы у них оставались деньги на еду. Министерства полны людьми, поручающими высокие зарплаты, и не особенно утруждающие себя работой, которую за них легко сделает компьютер. Профсоюзы останавливают страну каждый раз, когда кто-то смеет покуситься на их владения. До тех пор, пока потери от нашего отъезда не превысят потери от забастовок профсоюзов -- ничего не изменится. Пока потери от нашего уезда не превысят политические выгоды от миллиардного подкупа религиозных партий - ничего не произойдет. Может быть, и потом ничего не произойдет, но вас хотя бы это не заденет.

То, что с нами творит государство - унизительно.
Tags: Жизневое, Политика, Экономика
Subscribe

  • О страхе

    Меня озарило вчера утром. Я сидел и завязывал ботинки, и тут на меня упало понимание. Последнее время - скажем, год - я пытался понять, почему люди…

  • 15 ответов атеиста

    На днях по все блогосфере прокатились "15 вопросов к атеисту". Задает их православный некто. На источник можно посмотреть вот тут. Честно говоря, те…

  • Парадокс Сингапура

    Про Сингапур только ленивый еще не рассуждал. Но я, наблюдая его изнутри, все же никак не могу избавиться от неприятной мысли о том, что весь мир…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • О страхе

    Меня озарило вчера утром. Я сидел и завязывал ботинки, и тут на меня упало понимание. Последнее время - скажем, год - я пытался понять, почему люди…

  • 15 ответов атеиста

    На днях по все блогосфере прокатились "15 вопросов к атеисту". Задает их православный некто. На источник можно посмотреть вот тут. Честно говоря, те…

  • Парадокс Сингапура

    Про Сингапур только ленивый еще не рассуждал. Но я, наблюдая его изнутри, все же никак не могу избавиться от неприятной мысли о том, что весь мир…