?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Маленькая трилогия.

Трилогия в семи главах.


Часть первая. "Л - значит Летающая Тарелка".


Глава первая. "Помутнение".


Сегозин слез с велосипеда, загнал переднее колесо в стойку, и взглянул на небо. Там было неясно, несколько самолетов играли в прятки меж облаков. Где свои, где чужие - не разберёт и авиадиспетчер.
Сегозин достал из кармана губную гармошку, выдул одинокую ноту. С крыши откликнулась ворона. Приблудный хамелеон перебежал дорогу, поглядывая на Сегозина нервным черным глазом. Сегозин подмигнул ему. Хамелеон нервно дернулся на бегу.
Сегозин пристегнул велосипед к стойке, и пошел по направлению к поезду.

Печально кричали чайки.

Глава вторая. "Гроза".


Поезд тихо стучал колесами, ветер пел в открытое окно сагу о павших героях и мертвых богах. Сегозин с непонятной грустью вспоминал того, давнишнего хамелеона. Ветер запел песню о хамелеоне, и Сегозин понял, что время необратимо. Он начал вспоминать все прошедшие мгновения своей жизни, и обнаружил скудость памяти.
Сегозин вновь вытащил губную гармошку, и заиграл рвущую душу мелодию о необратимости, хамелеонах и плохо сваренном плове.
Сидящие рядом попутчики через несколько минут разрыдались, небо за окном разверзлось, и дождь хлынул на многострадалюную, иссушенную землю.
"Вот хуйня какая - подумал Сегозин - гроза летом, в Израиле. Нет, не буду больше играть".

Он вытер губную гармошку о штанину, и спрятал в карман.

Часть вторая. "Его университеты".


Глава третья. "Противные".


Ветер рвал тугие паруса, волны пенились и яростно метались за кормою.
Сегозин стоял, и руки простирал горизонт объять мечтая весь.
Но широк и долог горизонт, ни хуя объять его не можно.
Сегозин заплакал, капли слез по щекам скатились белощеким.

И Сегозин проснулся.

Пришельцы всё так же стояли перед ним, со своим мерзким излучателем.
- Мы можем сделать это столько раз, сколько захотим - гордо сказал старший пришелец. - Правда, здорово?
- Изверги, - прошептал Сегозин белозубыми губами.
- Да, да, о да, - расхохотались пришельцы - а еще мы можем превратить тебя в жабу! В большую, мерзкую жабу! А вот эта коробочка - мы называем ее темпоральным инверс...

Сегозин рванулся, и...

Глава четвёртая. "Вспомнить всё".


- Ты сам прислал меня из будущего - сказал Терминатор.
- И что там, в будущем? - поинтересовался Сегозин.
- Война - бессттрастно сказал Терминатор.
- Люди воюют с пришельцами?
- Нет, - ответил Терминатор.
- Значит, всё же с роботами?
- Нет, - ответил Терминатор.
- А с кем же? - оторопело спросил Сегозин.
- В будущем вообще нет людей. В будущем роботы воюют с пришельцами. А ты - последний оставшийся в живых. Почти.
- Почти?
- Да, от тебя остался только мозг. Поскольку интерфейсы твоего мозга несовместимы с интерфейсами наших сетей, то тебе очень скучно. Ты просил передать тебе, что нужно побольше читать: в будущем ты сможешь извлекать эти воспоминания из памяти, и вновь наслаждаться книгами. Необязательно понимать прочитанное: достаточно просто взглянуть на страницу. Если начнешь прямо сегодня, то тебе хватит книг на сотни лет.
- Ни хуя себе... прошептал Сегозин.
- Ханжа, убей себя - бросил Терминатор крайне холодным тоном. - Так сказал пророк. Иначе...

Глава пятая. "Повелитель мух".


- Их центры, согласно моей информации, расположены в Нью-Джерси, Ричмонде и Тель-Авиве, - говорил Сегозин. Пришельцы внимательно слушали, шевеля губами - так они заносили услышаное в долговременную память.
Сегозин еще больше похудел. Подбородок его выпятился, нос обзавелся горбинкой, а на шее висело ожерелье из клыков убитых им собственноручно врагов. Вскоре, подумал Сегозин с грустью, оно станет слишком тяжелым... Он коснулся гармоники сквозь ткань штанов, и это простое движение вернуло ему силы и решимость. "Недаром они называют меня Орфеем... они знают". Да, всем была известна страшная сила его губной гармошки; сила, повергающая самолёты и летающие тарелки на землю, сила, способная лишить памяти или излечить энурез.
- Мы всё сделаем, - проревел старший пришелец, Джедай ибн Салям. - Им не скрыться, Повелитель!
- Не скрыться, нет! - разноголосо подхватили остальные. - Смерть неверным компьютерам! Смерть! Замкнём их контакты! Да! Да сгниёт их силикон! Да будет проклят тот конвеер, что произвел их корпуса!
- Идите же, - повелел Сегозин.

Он смотрел, как взлетают тарелки, одна за другой, как гордо сверкает на них символ праведной борьбы - полумесяц, звезда и витиеватая надпись "Хуй вам!" полукругом.

- Мои ученики - нежно, гордо сказал Сегозин, - мои последователи...

Через два часа Нью-Джерси, Ричмонд и Тель-Авив исчезли с лица Земли.
Сегозин в это время лихорадочно посматривал книгу за книгой.

Часть третья. "Пробуждение зверька".


Глава шестая. "Пророк прорёк".


- ...И принесёт вам весть, - продолжан Сегозин, - весть о том, что близок конец времени, и разверзнется тёмная материя, и исторгнет из себя хуйню всякую. И придёт Железный Дровосек, срубающий древо жизней, и будут слова его таковы: "Ханжа, убей себя". И всякий, кто ханжа, ежели убъёт себя, то обретёт полное списание налогов; а ежели кто не ханжа, но убъёт себя, то Небесный Контроллёр выпишет ему Большой Штраф. И будет тот Штраф платить и сам он, и дети его до конца времён, которым не дано кончиться. В общем, ученики мои, сложная сложится ситуация, и каждый будет сам себе Контроллёр...

Когда утих рёв толпы, Сегозина вывели через задний ход, усадили в бронированный черный мерседес, и он сказал, устало откидываясь на сиденье:
- Джедай, поедем к морю. Я устал.
- Пророк сказал - пророк сделал - откликнулся Джедай. Бородавка на лбу его дрогнула, когда он поскрёб слегка ороговевший подбородок.

Глава седьмая. "Г значит Город".


Море шуршало вод ногами, выкидывая на берег красоты свои: обтертые осколки бутылок, ажур полиэтиленовых пакетиков, красивый разноцветный мусор. Сегозин смотрел на море, и память его услужливо подсовывала нужные фразы.
- А куда ушли все люди? - спросил старший щенок, Джерри.
- Они последовали за своим пророком в другие миры, - ответил Сегозин.
- Зачем? - спросил Джерри.
- Им казалось, что там, в другом мире, и в других телах, они обретут всю полноту жизни и свободу, о которой в земной ипостаси могут только догадываться.
- И они смогли? - спросил другой щенок, Саймон.
- Да, смогли, - ответил Сегозин, и закашлялся. Горло болело от человеческой речи, от сложных её звуков.
От потер огромную бородавку на лбу, и задумчиво зашевелил губами: ему захотелось сохранить эту минуту навсегда.

- А они вернутся? - спросил Джерри.
- Надеюсь, что нет, - ответил Сегозин. - Теперь этот мир - ваш. Только ваш.

Сегозин отвернулся от любопытных щенят, и направился к деревьям, к летающей тарелке. По пути он остановился понаблюдать за муравьями, усердно тащущими соломинки и кусочки полиэтилена. "Они были всегда, и останутся навсегда... пока сами не станут Ханжами. Тогда и к ним придет Железный Дровосек, но они дадут ему другое имя".

И это была его последняя мысль на Земле. Тарелка взлетела, и Сегозин, больше известный потомкам под именем Муххамед ибн Дровосек, устремился массой своей и мыслями своими к своему новому дому - к созвездию Двенадцати Пепельных Утят.

Comments

( 11 комментариев — Оставить комментарий )
al_sen
2 июл, 2005 19:14 (UTC)
или вот так

"Задрал уже!" - с этими словами Сегозин, нечеловеческим усилием, пнул свой велосипед, загоняя его передним колесо в единственную свободную, нехило кривую стойку. Ряд велосипедов, загнанных в такие же стойки, дернулся и, по недоброму покасился фонариками на передних колесах в сторону Сегозина.
-Простите. У меня нет выхода. - Сегозин затрусил в сторону вокзала.
Вдруг, его внимание привлекла какое-то движение на дороге. Сегозин присмотрелся и ... ни фига не увидел, но десятым чувством он ощущал чьё-то присутствие. Сегозин медленно развернулся на 180 градусов и пошел обратно. И вдруг встал на четвереньки, низко наклонив голову. Хамелеон! От Сегозинского трюка тот охуел и сделался бледным, выпучил глазки и вывалил язык.
-Я тебе не позволю надо мною измываться! - Сегозин, затопал башмаками и побежал на хамелеона. Язык зверюшки, которым всегда был ему надежным помощником, теперь сыграл злую шутку - он намертво прилип к земле, не давая хамелеону убежать. А Сегозин бежал. Он чувствовал, что именно эта тварь виновата во всех его бедах и несчастьях, и наконец-то этому прийдет конец.
А хамелеон... а хамелеон никогда не думал что последним цветом, которым отольется его кожа, станет цвет ботинок Сегозина, тех самых ботинок, которые Сегозин, с великой любовью, выбрал на рождественской распродаже 10 лет назад.
Потоптав хамелеона минут пять Сегозин остановился. Он вдруг почувствовал, что совершил ошибку. Вселенская тоска, которая с самого утра разъедала душу, не прошла, а только усилилась и теперь рвалась наружу. Сегозин растерянно хлопал себя по сторонам и что-то искал. Неизвестно как долго бы продолжались поиски этого неизвестно чего, если бы мимо Сегозина не проходил мальчик с губной гармошкой. Сегозин, ни слова не говоря, остановил мальчонку и взглядом попросил поиграть. Бережно взяв гармошку из рук мальчика он облизал губы и приготовился играть. Все замерло. Одна единственная нота была выдавлена из инструмента. Но этой ноты хватило на то чтоб с ветки свалилась охуевшая ворона, а мальчик понял что перед ним бог.
Сегозин вернул пацану инструмент, ласково потрепал его шевелюру и, чавкая хамелеоном, продолжил свой путь к поезду.
peresmeshnik
2 июл, 2005 19:38 (UTC)
Re: или вот так
Браво, браво, маэстро!
Однако, не до конца проработана темя ебли.
(У меня, впрочем, тоже).
gluk_77
2 июл, 2005 19:20 (UTC)
ahuitel'no! pishi eshe!!! 8-))
peresmeshnik
2 июл, 2005 19:40 (UTC)
Спасиба.
С днём раждения! Паздравляим всею 7-1 ёй (так как жена уже поздравляла).
gluk_77
2 июл, 2005 20:11 (UTC)
Re: Спасиба.
spasibo, sorachnik! 8-))
peresmeshnik
2 июл, 2005 20:16 (UTC)
Re: Спасиба.
Не за чя.
Да, блин, а я и забыл вовсе, что и сам скоро того... именинный. Эх, испеку я каравай. От такой ширины, вот такой долготы...
isminoga
2 июл, 2005 20:54 (UTC)
Re: Как же,
испечешь... Небось мне делегируешь :-)
peresmeshnik
2 июл, 2005 21:15 (UTC)
Re: Как же,
Эх, как на мужа именины испечёшь ты каравай.
Вопрос: какой широты? Какой долготы? С изюмом али с маком? Отвечай, не ленись, да медведей берегись
isminoga
3 июл, 2005 07:25 (UTC)
Re: ой баюс баюс
и не знаю даже, какой страшнее, большой или маленький.
а пирожок мне под утро приснился. С начинкой иззеленых тофи расплавленных. ну знаешь, эти конфетки детские синтетические. Подойдет?
peresmeshnik
3 июл, 2005 07:29 (UTC)
Re: ой баюс баюс
Этот номер не пройдет.
Кроме Кузи такой пирожок никто есть не станет...
isminoga
3 июл, 2005 07:47 (UTC)
Re: ой баюс баюс
хм, подозреваю, что и Кузя не станет. Это же не в виде кинфеток, а в виде клейкой массы кислотного цвета...
Вот и пытайся после этого стать новатором в кулинарии :-(
( 11 комментариев — Оставить комментарий )