?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Путешествие в недра.

Сначала он долго спускался по грязной лестнице. Каждый шаг вздымал сухую строительную пыль, от которой першило в горле и резало в глазах. Было почти темно, маленькие лампочки, попадавшиеся через каждые три метра на уровне его коленей, едва желтели, позволяя догадаться о присутствии ступеней. Один раз он коснулся стены, и тут же испуганно отдернул руку: стена оказалась покрытой холодной подвальной слизью.

Потом ступени закончились, появились тусклые фонари под потолком, и неудивительно: никто иначе не пробрался бы сквозь нагромождение балок, арматуры и непонятных ржавых ящиков. Он медленно двигался вперёд, стараясь не порвать почти новые брюки, но понимая, сколь иллюзорна его надежда. И правда, в какой-то миг он услышал громкий треск, и, посмотрев вниз, нашел левую штанину порванной у колена.

В один из моментов ему показалось, что он уже близок у цели, потому что впереди что-то заалело. "Вывеска", решил он. Он помнил, что должен увидеть вывеску, так рассказывали те, кто бывал тут. Однако в тот раз он обманулся, ему померещилось.

В конце концов он всё же пришел. Теперь, дойдя до вывески, алым светившей на стену вокруг неё, он даже понял, что дорога не была столь долгой, как казалось.

Он потянул железную, тронутую ржавчиной дверь, и боком влез сквозь образовавшуюся щель внутрь.

Человек в грязном-белом халате, сидящий в старом кресле на колёсиках, поднял голову от журнала, и молча воззрился на него с неприятным выражением лица.

- Я на рентген, - сказал Сегозин.
- Уплатили в кассу? - холодно осведомился человек в халате.
- Да, вот квитанция, - сказал Сегозин, протягивая бумажку. Человек в халате принял её, и начал внимательно изучать. Через минуту он, не поднимая головы, потребовал:
- Паспорт.

Сегозин подал паспорт. Человек в халате принал его, и сверил с написанным на квитанции.

- Всё правильно, - сказал он. - Идите вот в ту комнату, вас позовут.

Сегозин прошел в комнату, и сел ждать. Время текло медленно. Казалось, что висящие на стене часы повешены для издевательства над посетителями. Они громко щелкали, когда минутная стрелка перескакивала на следующее деление, нервно дергаясь.

Спустя сорок минут его позвали.
- Сегозин, - крикнул высунувшийся из дверей человек, - Сегозин, идите сюда!

Сегозин робко вошел за ним в комнату.

- Сюда, сюда, - торопливо проговорил человек, - вот сюда. Снимайте с себя всё.
- Всё? - Переспросил Сегозин. - Зачем же всё?
- Снимайте всё, быстрее, не спорьте со мной, - нетерпеливо прикрикнул человек. - Кто вы такой, чтобы спорить со мной? Или уходите, зачем вы мне?

Сегозин разделся. Было холодно.

- Вот сюда, вставайте сюда, - он подвел Сегозина к стене с большим количеством скоб и ремней, и, взяв за плечи, развернул в нужную позу. - Стойте так, я вас зафиксирую.

Он споро принялся пристёгиваеть Сегозина к стене. Закончив, он отошел, и полюбовался. - Отлично, отлично. Просто как в учебнике. Так и стойте. Старайтесь не дышать. Когда услышите звонок - не дышите совсем, пока не услышите другой звонок.

Он ушел, и скрученный Сегозин стал смотреть по сторонам. Впрочем, было очень темно, только на него была направлена лампа, и он не видел почти ничего, кроме небольшого кусочка пола у своих ног, и ровно горящих огоньков в глубине комнаты. Ожидание всё тянулось, и Сегозин, охваченный внезапной тоской, поодумал - а зачем это всё, зачем он тут?

Внезапно раздался звонок, и он задержал дыхание. Что-то засвистело, на его груди показался нарисованный светом круг, плоскость, к которой он был прикреплён, вдруг задрожала, и всё кончилось, звонок прозвенел во второй раз.

Тот же человек заскочил в комнату, и молча распутал его.

- Одевайтесь, - сказал он, - и ждите.

Сегозин оделся, и едва он вошел в комнату, как его снова позвали, из другой двери. Он пошел туда, зашел и огляделся. Тут было светло, лампа светила ярким мёртвым светом, и не было абсолютно ничего - голые белые стены, белый потолок, и выложенный белой плиткой пол. Посередине комнаты стоял человек с рентгеновскими снимками в руках, и внимательно смотрел на Сегозина.

- Вот, - сказал он. - Возьмите. Ну же, берите это, - он впихнул снимки в руку Сегозина, и, повернувшись, пошёл к выходу. Уже в самых дверях он повернул голову, и, не глядя на Сегозина, тихо, но отчетливо сказал:
- И никогда больше не сюда приходите.

Он вышел, хлопнув дверью. Сегозин остался один.


(навеяно Кафкой, конечно же)

Comments

( 4 комментария — Оставить комментарий )
b_w
3 апр, 2006 12:50 (UTC)
молодец. очкруто.
gugomat
3 апр, 2006 13:10 (UTC)
Интересно. Спасиба. Как здоровье? Пришел в себя?
peresmeshnik
3 апр, 2006 13:42 (UTC)
Да, уже гораздо лучше. Спасибо. :-)
Кафка оказался именно тем, что нужно. Читал его по дороге в Эйлат, проезжая по местам, с которых писал бы ад. Если бы умел рисовать.
( 4 комментария — Оставить комментарий )